Приплыл к вере в Бога

Мой дед в молодости был воинствующим безбожником и комсомольцем. После Октябрьской революции вместе с такими же ходил скидывать колокола с церквей. Старушки плакали, укоризненно смотрели, пытались отговаривать. Да разве этих защитниц веры кто слушал!

Как-то в девятнадцать лет от избытка энергии стал он плясать на церковной паперти. Крестясь, одна прихожанка робко заметила вслух:

— Что ж ты, паренёк, делаешь? Грех-то какой! Ведь Бог накажет.

— А как накажет, если его нет?

— Смотри, допляшешься – ногу сломаешь!

— Никто не накажет! Некому наказывать. Пляшу и буду плясать.

Топнул ещё раза два – и провалилась нога в щель от переломившейся доски. Права оказалась та старушка. Сломал ногу. И, хотя хромоты не было, никогда в жизни больше не мог плясать. Но не задумался, почему так получилось…

Через несколько лет поступил матросом на корабль. И надо же такому произойти, что в первом рейсе это судно затонуло в море! Видел парень, как один за другим пловцы уходили под воду. Молодые, здоровые, которым только бы жить да жить. Но сам, выросший в Севастополе, мог и плыть, и отдыхать, лёжа на воде. К тому же, не пил спиртного, не курил, занимался с детства спортом. Через некоторое время огляделся: никого впереди, рядом, следом. Один он – и кругом только море. А уже уставать стал. Но ведь молодой, жить-то как хочется! И закричал:

— Господи! Если ты есть – помоги мне, и я в тебя поверю!

Сразу после этих слов вдруг повернулся и поплыл немного в сторону, а не прямо, как до этого. Трудно сказать, сколько времени прошло: увидел молодой матрос огромное бревно. Забрался и лёг, обхватив его. Так и плыл, пока с другого судна, проходящего мимо, его не заметили. Сходу себе на полвека жизнь увеличил. А умер на восьмом десятке глубоко верующим православным христианином.

Он много всего успел. Мать свою доупокоил. Почти сто лет прожила старушка при хорошем уходе от заботливого сына. Четверых детей жена родила. Внуки, правнуки дедушку повидали. На заводе слесарем до пенсии отработал. Жил без вредных привычек, по утрам зарядку делал, холодной водой обливался. В церковь еженедельно ходил.

А не обратился бы он к Богу в море, продолжая плыть прямо? И что? Его род бы прервался. Вовремя как вспомнил о вере лихой комсомолец — и чудо свершилось. На сушу с чужого корабля сошёл матрос уже верующим человеком. И, хотя вокруг все строили социализм, были его ровесники воинствующими атеистами, детей своих он провёл через таинство крещения.

Добавить комментарий