Я — «Норд»

С пятилетней внучкой мы, не торопясь, прогуливались по набережной Северной Двины. 9 мая здесь, как всегда, много народа. Подошли к памятнику северным юнгам. Я предложила отдохнуть на скамейке и стала рассказывать:

— Это памятник моему дяде Георгию и таким же мальчишкам. Они пошли на Великую войну детьми и многие погибли.

— А сколько лет ему было тогда?

— Погиб в шестнадцать. Он служил юнгой на судне «Норд». И моя бабушка получила в один день две «похоронки»: на сына и мужа. Судно потопила фашистская подводная лодка.

— Но ведь Георгий мог бы не ходить на войну, вырасти сначала!

— Значит, не мог остаться дома, когда враги хотели забрать нашу землю и для этого убивали русских людей. Он хотел остановить врагов.

Грустно вздохнув, малышка встала со скамейки, подошла к газону и сорвала несколько простых жёлтых цветочков. Сжав в кулачке, она пошла с ними к памятнику юнгам. Недалеко от него несколько мужчин о чём-то бойко говорили по-английски. Прекратив беседу, иностранцы тут же навели фотокамеры на девочку с цветами и начали делать снимки. Не обращая внимания на вспышки, она положила к подножью памятника цветы, немного постояла и вернулась ко мне. А я именно тогда решила выяснить, как погиб мой дядя.

Дома в «Яндекс» ввела запрос: гидрографическое судно «Норд». Бабушка рассказывала, что её муж был механиком на этом судне. Я предлагала ей узнать, может, какую-то добавку к пенсии она должна получать, льготы какие-нибудь? Но простодушная женщина ответила: «Какие льготы, какая прибавка? За что? Ведь у них же не военное судно!» После её смерти узнала я подробности.

Судно использовалось для военных нужд. Приписано было к Северному отряду Беломорской военной флотилии. На нём в войну установили направляющие рельсы для сброса морских мин. Стояло 45-миллиметровое орудие, пулемёт. В августе 1944 года в небольшом Карском море шныряло одиннадцать немецких подводных лодок с акустическими торпедами. Одна из них и оборвала жизнь старшего помощника капитана Шиллинга Михаила Михайловича – мужа Марии, ученика машиниста Георгия Николаевича Литвинчука – её старшего сына, их товарищей. 26 августа 1944 года радист судна передал открытым текстом: «Всем, всем! Я – «Норд», обстрелян подводной лодкой». До победы — меньше девяти месяцев…

У Марии осталось двое детей. Она прожила в Архангельске восемьдесят четыре года, повидала внуков и правнуков. Всю жизнь хранила фотографии любимых, так и оставшихся навсегда молодыми. Сейчас эти фотографии в моём альбоме. А память о моряках – в наших сердцах.

2014 г.

Добавить комментарий