Белая женщина

В молодости Женя была чудо как хороша! Мужчины на улице останавливались и смотрели вслед, от соискателей руки и сердца не было отбоя. Представьте: стройная голубоглазая натуральная блондинка, при этом с лёгким, весёлым характером, аналитическим умом и трудолюбием рабочей лошадки. В неё влюблялись и холостые, и женатые, но выбрала Андрея, с которым когда-то учились в параллельных классах. В двадцать два года она получила диплом инженера-химика и вылетела в далёкую Киргизию, где уже полгода после свадьбы один жил её муж, попавший в эту республику по распределению. Сходя с трапа большого самолета, молодая женщина слышала восхищённые возгласы мужчин и замечала блеск в их карих глазах.

Подошла к мужу, поцеловала его. Засияв улыбкой, произнесла:

— Боже мой, Андрюша! Какой ты стал худой да коричневый, прямо среднеазиатский велосипед. Кстати, а что за слова я слышала у киргизов?

Поцеловав жену, тот перевёл:

— Белая женщина! Белая женщина!

И, довольно рассмеявшись, усадил её в машину.

Через неделю, придя с жалобами к гинекологу, она поняла, что супруг верность не соблюдал. Вылечившись от одной напасти, почти без перерыва заразилась от него гепатитом. Четыре месяца провалялась на больничной кровати в такую непривычную для русских жару. Только пролечившись, вскоре опять заболела. И по новому диагнозу догадалась, что муж снова изменял. Она стала плакать, уговаривать любимого не обращаться с ней, как с вещью. Потом замкнулась. Родила ребенка, второго. И погрузилась с головой в домашние дела. Любовь к милым детям вновь сделала её цветущей красавицей.

Муж стал приходить домой навеселе, потом пьяным. Упрекал в недостатке внимания к нему, но на просьбы помочь отговаривался усталостью:

— Ты целыми днями дома, а я на вас пашу! Небось, выспалась за день! Вон у киргизок по какой ораве, но разве мужья им помогают? Спроси у любой!

Так и жили. Она смирилась. Почти. Он хоть не бьёт, а вон соседку-киргизку муж как послушанию учит! До синяков. И даже профилактически, когда та перед ним молчаливой служанкой бегает, угождая.

Но однажды её терпению пришёл конец. Один звонок! И всё переменилось. Вечером, накормив семью ужином, женщина собралась погладить бельё. Муж лежал перед телевизором. Обычно трубку брал он, а тут Женя как раз проходила мимо домашнего телефона к шкафу. Услышав капризное:

— Андрю-у-ша! Наплюнь на свою страшную мымру, я жду…, — она передала трубку подбежавшему супругу.

Тот, поговорив по телефону, подошёл и озабоченно сказал:

— Женечка, прелесть моя, представляешь: начальник цеха на ночную смену вызывает срочно!

Ответ произнесла враз одеревеневшими губами:

— Что ж, надо — поезжай.

Когда, поцеловав, уехал, начала быстро кидать в сумки детскую и свою одежду. Чудные голубые глаза покраснели, кривились волшебные губы, по прекрасному лицу ручьями текли слёзы. Ведь он своим любовницам говорил, что жена у него – мымра страшная. Про неё это говорил! И что ещё? Что дура? Что лентяйка? Что скандалистка? Что ещё им, ласкаясь, лгал? Вот пусть такую себе ищет, а с неё хватит!

Она взяла билеты на самолёт и вылетела с детьми в Москву. Оттуда – в далёкий северный город, где жила её бабушка. Уже потом узнала, что Андрей бросился вслед за ними, но просчитался. Думал, что жена вернулась к своей матери. На звонок в дверь мать открыла и увидела, что зять стоит в коридоре на коленях. Кривя лицо в страдальческой гримасе, попросил:

— Позовите Женю.

Убедившись, что её нет в квартире, горько плакал на кухне. Но тёща, догадавшись, куда могли уехать Женя с детьми, ничего ему не сказала. А после отъезда позвонила в Архангельск. И была разочарована! Дочь бросила прекрасную благоустроенную квартиру, перспективного молодого специалиста, интересного, любящего мужчину, отца своих детей. Из-за чего? Пытаясь переубедить взрослую дочь, говорила:

— Ах, измены… Да ты найди верного-то среди этих кобелей! А заботливого отца детям? А кормильца, который все деньги до копейки жене отдает?

Но Женя в ответ на доводы попросила лишь не сообщать мужу, где они. Первая прекратила неприятный разговор.

Бабушка их приезду очень обрадовалась! Она стала так помогать внучке водиться с детьми, что у той сразу появилась куча свободного времени. Молодая мама отдала детей в детский сад и вышла на работу. Потом взяла приработок. Позже начала брать работу на выходные. Все они были нормально одеты, сыты. Дома чисто, уютно. А что Женя работала не по специальности да спала по пять часов в сутки много лет – так за всё надо платить! На работе коллектив женский. Подруг не заводила. На развлечения для взрослых не ходила. Дети росли, они с бабушкой старели. Да, Женя и сама не заметила, как перестали оглядываться на неё мужчины. Не до того было. Она работала, работала, работала…

Как-то в Архангельск позвонила мать. Сообщила, что Андрей собирается жениться на другой женщине, с которой много лет прожил в гражданском браке, из-за того, что подруга ждёт ребёнка. В общем, он просит официальный развод. Неожиданно легче стало жить: разведя супругов, на детей суд назначил алименты. Женя с этого дня могла спать по восемь часов и больше времени уделять семье и дому. Подработка была уже не нужна. Да и бабушка становилась всё слабее, за ней тоже пора пришла ухаживать, как за ребёнком.

Так и жили, дружно и очень скромно. Женя одевалась и обувалась не в то, что нравится и модно, а в то, что по деньгам. Не такие бы сапожки на стройные длинные ноги! Не такую бы шляпку на красивую голову! Но уж на что хватало денег, в том и ходила: неприметной серой мышкой шмыгала по очередям, тащила домой тяжёлые сумки, работала дома и на производстве. Так прошло больше двадцати лет. А тут новое испытание подоспело, и кто бы сказал, легче или тяжелее стало?

Бабушка на девятом десятке умерла и начала сниться почти каждую ночь. В коридоре стоит, в дверь стучит, дёргает дверную ручку. Плачет и просит впустить. Женщина во сне резонно отвечает:

— Бабушка, иди туда, ты же умерла! Возвращайся к мёртвым.

А та ей жалобно:

— Внученька моя любимая, пусти ты меня домой! Я живая!

И плачет. При этом срывает крючок и так тянет дверь, будто мужик с громадной силой, а не старушка слабая. Но Женя изо всех сил двумя руками дверь удерживает, борясь за себя и детей. Нет, они здесь жить должны, а умершая – там. Не с ними! Утром женщина вставала с тёмными кругами под глазами, с морщинами горестными, совершенно без сил. И шла на работу.

Однажды решилась подойти в церкви к батюшке и попросить совета. Тот, строго глядя на Женю, молча и внимательно выслушал. Потом произнёс:

— Да-а… Непростая у вас бабушка… Молитесь за её душу! Молитесь! Всё ли вы правильно сделали, когда хоронили?

— Мне отец Владимир в Ильинском соборе что сказал, я всё выполнила в точности.

— А за упокой свечи ставите? Поминания заказываете? За могилкой ухаживаете?

— Да. Да. Всё делаю, батюшка.

— На исповедь ходите? Причащаетесь?

— Да, батюшка. И дома святой водой окропляю, и пьём. Свечи с церковных праздников жгу и со свечами, с ладаном зажжённым дом обхожу.

— Та-ак. А нищим помогаете? Страждущим?

Тут Женя на минутку примолкла. Не всегда она им помогает. А как бабушка учила когда-то: во вторник ничего из дома никому не давать. Сдачу с хлеба и соли милостыней не подавать – самому из-за этого можно обеднеть. Заходя в церковь, не подавать, а только когда выходишь из неё. А, ещё! Подавая, мысленно говорить: «Рука дающего да не оскудеет». Всё это быстро пронеслось в голове. Вслух ответила:

— Помогаю, батюшка. Когда возможность есть. Я ведь одна, без мужа двоих детей поднимала…

— А сорокоуст по своей бабушке заказывали?

— Нет. Отец Владимир вроде не сказал. А когда можно?

— Да хоть сейчас. Ну с Богом!

Женя улыбнулась и сказала:

— Благодарю вас, батюшка!

Заказав сорокоуст, довольная пришла домой. В эту ночь приснился Андрей. Он, вздохнув, сказал:

— Женя, Женечка! Никогда и никого не любил я так, как тебя, любовь моя потерянная, ненаглядная белая женщина!

И будто растаял, как густой туман. Проснулась она утром.

С каждым днём нарастала в душе тихая радость. Наконец-то безмятежно спала по ночам. Дети, увидев это, стали веселей: мама снова похорошела, часто улыбается! Как-то весной сын дурашливо закричал из кухни:

— Мама, что у меня в кофе две мухи делают?

— Наверное, одна – пловчиха, а другая – тренер.

— А я думаю, они ко мне влетели по другой причине. Главное, в окно – и сразу в чашку!

— Воды! Воды! — голосом путника в пустыне произнесла Женя.

Сын засмеялся и спросил:

— Мам, а сетку от москитов купить слабо?

— Ладно, куплю.

Она задумалась. Вот и прошла молодость. Уже выработан стаж для пенсии. Стали взрослыми любимые дети. Никому в жизни не сделала зла. Достойно прожила почти полвека. В светлых волосах появилась первая седина, пока немного. И, как ни посмотришь: хоть внешность, хоть судьбу, она – белая женщина! Несмотря на то, что пришлось ей долгие годы работать, как негру на плантациях. А красота? Нет, не исчезла бесследно. Идёт дочка по улицам – все мужчины оглядываются. А Женя о внучке мечтает. Такой же прекрасной беляночке…

Добавить комментарий