Враг и друг Алевтины

Женщина медленно ползла по длинному коридору квартиры в сторону входной двери и умоляла:

— Аля, вызови «Скорую»!

Шестнадцатилетняя девушка, сидя на тумбе возле входа, спокойно и упрямо отзывалась:

— Нет!

— Аля, я же умереть могу!

— Ну и что!

Женщина, морщась от боли, приостановилась и вновь обратилась к падчерице:

— Аля, вызови «Скорую»! Ведь там твой братик или сестричка. Ещё можно спасти.

— Нет!

Тридцатилетняя мачеха вновь поползла, оставляя за собой кровавый след. У входа она приподнялась, чтобы открыть шпингалет. Коврик возле двери сразу «поплыл» в луже крови. Выбравшись в холодный коридор, стала стучать в дверь соседней квартиры, лёжа на полу. Соседка, выглянув, испуганно спросила:

— Ой! Что случилось?

— «Скорую»! Выкидыш.

Не было тогда мобильных телефонов. И стационарные домашние тоже имелись не у всех. Пока соседка одевалась и бегала к телефону-автомату на улице, Нора истекала кровью, лёжа без сознания на холодном кафеле. Падчерица сделала попытку захлопнуть дверь в квартиру, но помешала нога мачехи. Девушка брезгливо фыркнула и ушла в свою комнату.

Муж Норы, подойдя к подъезду, заметил отъезжающую машину «Скорой помощи». В квартире удивлённо оглядел коридор. Прошёл возле стены, заглядывая в комнаты. Увидел дочь, которая в больших наушниках слушала музыку. Громко спросил:

— Аля, что тут произошло?

Она сняла один из наушников и сквозь грохот музыки отозвалась:

— А?

— Что случилось?

— Где?

— Здесь, в коридоре.

— Понятия не имею. Отстань!

И вновь повернулась к магнитофону. Мужчина позвонил на станцию «Скорой помощи», где и получил нужную информацию. Соседка с оханьем да вздохами огорчения дополнила сухой ответ диспетчера.

Через несколько дней Нора вернулась домой. Всё здесь было чужим. Алкоголик, за которого она вышла замуж, воспользовался её наивностью. Ухаживая, обещал, что бросит пить и курить, если она согласится стать его женой. Сорвался после записи в ЗАГСе в очередной запой. И потом, зло сузив глаза, говорил:

— А кто тебя просил верить?

Квартиру она разменяла. Его бывшей жене выделили отдельное жильё и всю необходимую мебель. Нора поняла: никогда здесь она не будет счастлива. И её дочь тоже. Девочка встретила как-то возле подъезда в расстёгнутой куртке и, вытирая слёзы, попросила:

— Мамочка, ты, если хочешь, живи с ними, а меня отдай в детский дом!

Войдя в квартиру, она увидела, что дочь расцарапана до крови. Уже зная, чьих рук дело, всё же спросила:

— Кто тебя?

— Аля.

— За что?

— Я уроки делала за письменным столом. Она учебники схватила, порвала, меня расцарапала и со стула столкнула. Я не хочу здесь оставаться, мамочка!

Плакали они вместе, обнявшись. Муж пришёл с работы, хмуро глянул на их лица и ничего не сказал. Свежие царапки на лице и руках своей падчерицы он заметил.

Аля ничего не хотела делать дома, грубила, материлась и била сводную сестру-второклассницу. Её отец пил запоями. Приходя ближе к ночи, ел и шёл спать. Нора вновь ждала ребёнка. Дни, похожие на кошмарный сон, складывались в месяцы…

Недоношенный сынок болел и плохо спал ночами. С утра до позднего вечера Аля включала громкую музыку, от которой ломило виски. На просьбы сделать потише ухмылялась с довольным выражением лица. Она росла очень красивой девушкой. С пятнадцати лет её окружали ровесники. Но все какие-то… нехорошие. Падчерица меняла бойфрендов, а иногда пьяные парни привозили её под утро. Нора пробовала говорить, что соседки смотрят с нескрываемым осуждением, сплетничают за Алиной спиной, называют неприличным словом. Алкоголик беззаботно откликался:

— Пусть болтают! Когда и погулять, как не в молодости!

Однажды, придя из продуктового магазина, женщина увидела, что дочь, сидя возле малыша, трясётся. У неё началась ангина. Схватив первое попавшееся одеяло, мать уложила и укрыла ребёнка. Вызвала участкового педиатра. Аля вскоре вернулась домой и, зайдя в комнату, закричала:

— Ещё эту вонючку будет моим одеялом укрывать!

Она быстро схватила лейку с водой для комнатных цветов и запустила в мачеху. Нора едва успела увернуться, чтобы лейка не попала в грудного малыша, которого держала на руках. За полсуток от перенесённого стресса у неё в груди перегорело молоко. Ещё сутки проплакала от горьких мыслей. Слабый малыш был переведён на искусственные смеси. Но подала на развод, только когда сыну исполнился год. Переехать с дочкой и сыном Нора решила в квартиру своей бабушки. Та и не возражала! Как всегда пьяненький, муж радостно отозвался на это известие:

— Как хорошо! Снимаю ярмо с шеи! Хоть поживём с Алей в своё удовольствие, без ваших слёз постоянных!

При разделе вещей всё делил пополам, даже банки с винтовой крышкой. Он пил много, но недолго. Упал пьяным так, что через три дня умер в реанимации. Аля побывала замужем и вскоре осталась с маленькой дочкой…

Сейчас барменше Алевтине за сорок. Она никогда не вспоминает о том, что где-то живёт брат, родной по отцу. Женщина отлично выглядит! Нетрезвые посетители бара засыпают её комплиментами и чаевыми. Невысокая зеленоглазая брюнетка притягивает взгляды мужчин. Но живёт уже несколько лет с одним. Любит ли его? Мы об этом никогда не узнаем. По крайней мере, пока он жив. Сказал однажды почти ласково:

— Другому достанешься, если я тебя сам брошу. Или умру. А иначе…

Он поиграл ножом и, усмехнувшись, начал чистить апельсин. Алевтина, опустив глаза, снова начала мыть полы.

Особенно тщательно хозяйка всегда драит коридор, где уже много лет её преследует запах крови. А ведь и ремонт сделала, и линолеум сменила… Друг утверждает, что не пахнет, однажды покрутил пальцем у виска. Больше о тошнотворном запахе она и не упоминала. Только ежедневно всё моет, моет. Её друг, отсидевший за преступления три срока, обожает чистоту, тишину и порядок. Это его нервы успокаивает. Хотя они с подругой не состоят в браке, прописан он у своей старой матери, но большую квартиру в центре обменивать или разменивать не согласен.

А дочь Али давно снимает комнату в другом конце города. В просторной квартире у мамы так тихо, так чисто! А вот приходить туда девушке совсем не хочется… Да и страшновато.

2013 г.

Добавить комментарий