Вы такие добрые…

В субботу мы приготовили завтрак и сели за стол. Вдруг возле ворот нашего частного дома раздались громкий лай собаки и женский визг. Бабушка повернулась к фанерной перегородке с обоями в мелкий цветочек и крикнула:

— Таня!

— Слышу, буся!

Дробный перестук каблучков по крутой лесенке, ведущей со второго этажа на первый. Снова лай овчарки с какой-то яростью. А через несколько минут – стук в дверь. Бабушка сама сняла крючок. И сразу, возле порога, попала в объятия гостьи. Женщина лет пятидесяти на вид, взмахнув большой сумкой, обхватила хозяйку и радостно закричала:

— Тётечка Марусечка! Я сразу тебя узнала! А ты меня узнаёшь?

— Нет.

— Ну как же! Я квартиранткой была у тёти Моти.

— Когда?

— Тридцать лет назад.

— Хм-м…

— Ну я такая любопытная была в пятнадцать лет, всем вопросы задавала…

— Вопросы? Что-то припоминаю…

— Я тогда в училище поступила. Целый год в этом доме жила. Почти.

Мы смотрели на потрёпанную жизнью женщину с удивлением. Она продолжила:

— Я присяду. Ой, у вас картошка с треской. А я так часто вкус трески вспоминала…

Угощение было сметено с тарелки за минуту. Добавка тоже унеслась без пережёвывания. Но ведь рыба, в ней кости! Есть с такой скоростью и не давиться? Наверно, для этого нужен опыт! Мы с бабулей переглянулись. Гостья снова была готова говорить:

— Ой, я так треску люблю, так люблю!

Поставленные мной на стол две банки рыбных консервов она тут же отправила в сумку. Оказалось, совершенно до этого пустую! Тут бабушка, показав на вёдра, сказала мне:

— Сходи-ка по воду. Видишь? Закончилась.

Странно… Полная бочка воды. Гостье из-за досок не видно.

Когда вернулась минут через пятнадцать, бабуленька молча и в одиночестве пила чай. Ни гостьи, ни чашки для неё… Подогрев заново свой завтрак, я выразительно посмотрела на хитрунью. Она спокойно отреагировала на молчаливый вопрос:

— Ушла!

— И чаю не попила?

— Нет. Ты только за порог, Мотина квартирантка и начала меня обхаживать: «Вы такие добрые, такие милые! Я у вас погощу, город посмотрю!» Нет уж,- отвечаю,- иди живи в гостинице. А если к нам захочешь зайти чаю попить, так не забудь кулёк печенья или конфет купить. А то пенсия у меня маленькая.

— Чаю-то могла бы налить!

— Ага! И сумку её пустую наполнить. И кормить постороннюю здоровую бабу несколько дней, и убирать за ней. За спасибо.

Я смотрела на свою бабулю с недоумением. Почему она, всегда отзывчивый и добрый человек, так поступила с гостьей?

Но тут к нам стали подтягиваться жители других квартир большого деревянного дома. Первой прибежала с нижнего этажа Нинка с конфетами «Трюфеля». Морячка выпалила:

— Баба какая-то ко мне в дверь постучала. Незнакомая. И сказала, что здесь жила квартиранткой. Хочет квартиру посмотреть. Я её послала. Матом! Что смеётесь? Как реагировать, когда посторонняя тётка в квартиру норовит влезть? К вам она не заходила?

Мы не успели ответить, как через порог легко перескочила моя двоюродная сестра Танечка, вытряхнула из кулька в блюдо с печеньем пряники и задумчиво произнесла:

— Нольда женщине угол сумки и колготки порвала. Никогда ведь такого не было! Всегда собака спокойно на приходящих реагировала. Кто к воротам приблизится, начнёт дверь открывать, так она в сторону окон голову повернёт и гавкнет пару раз. Это же будто звонок дверной! А тут набросилась… Я увожу, а она с такой злобой лает… Не понимаю.

Бабулина подруга и ровесница тётя Вера пришла с брусничным пирогом и присоединилась к общему чаепитию. Она тоже завела разговор о гостье:

— Какая-то баба ко мне в дверь постучала и попросилась пожить, потому что её тётя Маруся знает! Я ответила: «Знает — иди к ней и просись! Здесь и так пятеро в двух комнатах!»

Мы все повернулись и посмотрели на бабушку. Она невозмутимо допила чай и произнесла:

— Нольда – умная собака. Чутьё-то получше нашего! Пускать её не хотела. Только пришла гостья в дом – у моей внучки чуть не полсковороды картошки с треской сметелила, две банки рыбных консервов выпросила. Тридцать лет не виделись. Как эти годы прожила? Откуда приехала? Что за человек? Зачем рисковать?

Тётя Вера согласно покивала:

— И правильно.

Все начали говорить о том, как провели неделю. Улыбались друг другу. В нашем дворе соседи, родня десятилетиями жили дружно. Выручали друг друга деньгами до получки. Помогали во время ремонта. Зять тёти Веры бесплатно починил нам забор. Добрые все люди! А нищую тётку просто выгнали. Не сговариваясь…

Мы вскоре под снос дома получили прекрасные квартиры в многоэтажных домах, обжились там. А через двадцать лет по России толпами пошли несчастные люди: беженцы и бомжи. И, думаю, та наша гостья была среди них. Но тогда… везде, в каждом городе требовались на производства рабочие, даже без специальности. Людей в отделах кадров оформляли за одни сутки, тут же давали место в общежитии. Но это был вариант для тех, кто хотел работать…

2015 г.

Добавить комментарий