Иванка

В селе все давно знали друг друга. Но никто не мог вспомнить, когда в последнем перед полем доме появилась немолодая женщина. Она ни с кем не знакомилась, ни к кому не ходила в гости. А её дочь Эмилия и соседский сын Иван дружили с младенчества. Весёлая, красивая, добрая и трудолюбивая была Милочка. Иван любил её больше всех людей на свете! И мечтал, что, когда исполнится им по восемнадцать лет, поведёт он подругу к венцу в церкви. Однажды обмолвился о своей мечте в разговоре с матерью, а та сказала:

— Обе они в церковь ни разу не зашли. Никакой живности вообще нет, а люди говорят, что прыгает в форточку по ночам в их доме чёрная кошка. Так-то, сынок!

Иван спросил у Милочки, что к ним за животинка в форточку ползает, но девушка лишь глаза опустила. А он не переспрашивал.

Когда обоим исполнилось по семнадцать лет, Иван с подругой качались на качелях. Было лето, кругом цвели ромашки. Девушка  захотела сплести венки, и друг послушно отправился за цветами. В это время повеял сильный холодный ветер, выдернув у парня из рук уже собранные цветы.  Иван неожиданно упал, как от подножки. Встал и остолбенел, глядя на любимую. Она сидела на качелях, одной рукой сжимая букет, так, будто её обнимал кто-то невидимый! Парень рванулся вперёд и, словно его толкнули в спину, снова упал. На этот раз лицом в траву. Когда встал, то увидел, что качели пусты и вокруг никого нет.

— Милочка, Мила! — он кричал и бегал. Потом бросился к дому девушки. Но её мать встретила у самого порога и так посмотрела, что Иван, сглатывая слёзы, пошёл к себе домой и заплакал, уткнувшись в подушку на кровати.
Прошёл месяц. Никто не встречал больше девушку. Растерянным ходил её сосед. Сидел он однажды на кухне и ел жареную рыбу с хлебом. Вдруг увидел в окне вихрь. Несло ветки, зонтик, газеты и письма, платок. Мелькало чёрное и белое, сквозь завывание ветра слышалась даже какая-то странная музыка. Неожиданно для себя Иван схватил со стола обычный нож и бросил в форточку, будто пытаясь в кого-то попасть. Он сам не понял, почему это сделал. Тут же раздался вскрик Милочки.

Выскочив из кухни, пробежал по крашеным половицам и оказался на улице. Никого! Недалеко от кухонного окна увидел нож, капли крови, пятно, ещё пятно, дальше — снова капли. И тут его окружила тишина. Огляделся: голубое небо, солнышко светит, ни ветерка. Только он с  ножом в руке. Снова посмотрел вокруг и заметил, что на него смотрит из-за плетня мать любимой. Она опустила голову и направилась к своему крыльцу. Парень, будто на невидимой привязи, пошёл следом. Впервые переступил порог дома своей подруги. Вот её маленькая светлая комната: кровать, стол, стул, шкаф.  Иван положил нож в протянутую руку старшей соседки, качнувшись, сделал шаг в сторону кровати. Упал и потерял сознание.

Никто в селе не удивился, что после исчезновения Эмилии юноша стал жить в доме её матери. Как послушный сын, заготавливал дрова, носил воду, копал грядки, ездил в лес за грибами и ягодами, топил печки в доме.

На комиссии, которую проходят перед армией, он путался в словах, с трудом подбирал их, не всегда правильно отвечал на самые простые вопросы. Врачи нашли серьёзные неполадки в сердце и признали, что к службе не годен. А в сарае этот «парень с больным сердцем» колол дрова, что называется, играючи.

Однажды повстречал у порога своего теперешнего дома родную мать. Не заходя, только тихо спросила:

— Как ты, сынок?

Ответил, не поднимая глаз:

— Всё хорошо, мама.

И она ушла, не решившись переступить порог дома, откуда по ночам в форточку прыгает чёрная кошка, которой нет днём.

Так шли годы. Хотя Иван не ходил на работу, а мать Эмилии тоже днём находилась дома, у них всегда были еда, вещи и деньги. Ни разу молодой человек не задал вопрос: «Откуда это?» Хочет другой раз спросить, а на язык будто замок тяжёлый повесили. Прошло уже восемнадцать лет, как пропала Мила. Иван привычно сутулился. Ранней сединой покрылись виски. На лице появились горькие морщины. Он ни к кому не ходил в гости. Страшная вина гнула спину, заставляла смотреть в пол, когда что-то отвечал на вопросы хозяйки дома.

Однажды молодой мужчина сидел на берегу реки и ловил рыбу. Поплавок был неподвижным. Ветер поднялся и вновь утих, так же быстро и неожиданно. Иван услышал за спиной:

— Что, не ловится рыбка?

Повернулся и увидел девушку, смотревшую на него с улыбкой.

— Ты откуда взялась?

— Ветер принёс. А дайте мне половить!

— Да вот не ловится что-то.

 

Но девушка протянула руку, и он послушно отдал удочку. Клёв начался сразу, как только она прошептала несколько слов. Рыбак стал разглядывать прилетевшую: чёрные кудряшки по плечам,  карие глаза, тонкая талия.

Принесённая ветром улыбнулась и произнесла:

— Нарвите пока букет цветов. Я хочу венки сплести.

Он  стоял  неподвижно,  изумлённо глядя  на  её  лицо:   ямочки  на  щеках,  ямочка  на подбородке, носик как точёный — копия Милы!

— Каких тебе цветов?

— Вон тех, белых! Их ромашками называют.

— Да откуда ты?

— Издалека. У меня мама умерла, папа отпустил к бабушке, теперь я здесь  буду жить.

— А зовут как?

— Иванка. Мама тут в селе парня одного сильно любила,  когда я родилась, она в честь него меня назвала.

— А давно она…?

— Нет, совсем недавно. Плакала часто, сердце болело. Хотя папа её не обижал!

— А почему же сюда не приезжала, если так скучала?

— Вот, не отпускал. Когда они свадьбу играли, парень, которого мама любила, ей ножом руку поранил. Шрам остался. А сколько вам лет?

— Тридцать пять. Кто тебя учил рыбу ловить? Уже полное ведро.

— Первый раз ловлю. Так интересно! Всё, я к бабушке пойду.

— Да и мне пора домой.

Иван взял ведро с рыбой, новая знакомая — букет цветов. Пошли, переговариваясь. У крайнего дома их встретила мать Эмилии.

— Здравствуй, внучка! Хорошо долетела?

— Прекрасно! Бабушка, милая, знаю, как ты меня отпрашивала сюда. Пока мама была жива, я от неё уйти не могла. А теперь вместе будем жить.

— А мне теперь в отцовский дом возвращаться? — Иван переводил взгляд с одной хозяйки на другую и ждал ответа.

— Зачем? Живи с нами! – ответила за двоих Иванка.

От вида её милых ямочек на щеках у мужчины закружилась голова. Он шёл чистить рыбу и улыбался: значит, не убил подругу, нечаянно руку ей поранил. И снова хмурился: ведь умерла она недавно, сердечко своё измучила раньше срока. Прервала его мысли Иванка. Подошла и серьёзно спросила:

— Ты почему такой седой, а?

Только плечами пожал в ответ.

…Через год они сыграли свадьбу. Жених — красивый мужчина, стоял рядом с невестой, и ни морщинки не было на его лице, ни сединки в русых кудрях! Всем хороша юная невеста, но от смеха в её глазах прыгали весёлые чёртики. Да ещё никто в селе не мог вспомнить, когда пришла Иванка и откуда.

Добавить комментарий