Зеркало в старинной раме

Семейство Тюлькиных замучили привидения и кошмары. Уже месяц, как начались эти бессонные ночи, страхи и видения. Когда пришло письмо из деревни, что двоюродная бабушка мужа совсем занемогла и нужен постоянный уход, решили, что жить она будет у них.

Приехав, городские родственники увидели несчастную сморщенную старушку с трясущимися руками. Оглядев обстановку старого дома, решили ничего не брать, кроме зеркала, засиженного мухами. Привезли, отмыли и старушку, и зеркало. Отвели небольшую отдельную комнату, вызвали терапевта. Привезённой вещи нашли место на стене к общем коридоре квартиры, прямо напротив входной двери.

Ночью хозяйка пошла по коридору в сторону ванной и увидела в зеркале, как в сторону бабушкиной комнаты направляется дед с лихо закрученными усами. На крик откликнулся из спальни хозяин. Это был крик не только ужаса, но и боли! Оказывается, как только жена вышла, оставив дверь приоткрытой, в спальню тотчас же вбежал небольшой черный зверёк размером с крупную кошку, укусил и пропал. В то же время закричал сынок, выскочил из детской и, вбежав в спальню родителей, плюхнулся на кровать. Плача, пояснил:

— Там какая-то большая чёрная тётя. Она мне камень на живот положила. Тяжело! Я не пойду в свою комнату!

Включили свет и увидели в углу спальни висящее, как солнце на небе, большое решето. Оно поплыло в коридор и там завернуло за угол. Все трое переглянулись и легли, плотно закрыв дверь, не выключив свет. Это была первая ночь, а потом всё слилось в кошмарное месиво жутких дней и бессонных ночей.

Похоже, что высыпалась только бабушка. При хорошем уходе и лечении она стала поправляться не по дням, а по часам. Но и у неё не обходилось без фокусов. Кот теперь жил с хозяевами в спальне, шерсть у бедняги уже перестала блестеть, видно, что и ему доставалось не меньше хозяев.

Вот сидит семейство за полдником. Бабушка говорит, указывая на мисочку:

— Два кота из одной миски пьют!

Все поворачивают голову и видят одного их серого кота. Тюлькина-мама осторожно интересуется:

— А какого они цвета?

Бабушка удивлённо смотрит на неё и отвечает:

— Один серый, другой рыжий. Сама-то не видишь, что ли?

И, отвернувшись к окну, тут же задаёт следующий вопрос:

— А что этот мужик на балконе делает?

Все смотрят на балкон седьмого этажа. Вроде никого. Хозяйка снова осторожно осведомляется:

— А какой он, этот мужик? Что делает?

Бабушка реагирует так, что ребёнок фыркает и давится молоком:

— Ты что, сумасшедшая? Ничего не видишь с открытыми глазами? Вон же мужик, весь в чёрном, опёрся локтем на балкон. На нас смотрит. Сердитый!

Но и это было ерундой по сравнению с полётами и походами.

Вот молодая женщина проснулась среди ночи, встав, посмотрела на спящего мужа, укрыла сына. Подошла к занавешенному окну, села на стул. Вдруг почувствовала, как её руку потрогали чьи-то сухонькие пальцы, сжали кисть. Увидела в углу спальни метлу, какой подметают двор. Взяла в руки, повертела. Села на неё. Стала медленно подниматься. Вяло подумала:

— Я же не умею летать!

Метла, уже направившаяся в сторону двери, словно проникшись беспокойством наездницы, решила её потренировать. Очень медленно стала подниматься в угол спальни. Хозяйка разглядела сеть трещинок и небольшую паутинку. Следующая её мысль заставила метлу плавно сделать поворот:

— Ой, я же могу стукнуться головой!

Метла тихонько развернулась и снова полетела в сторону двери. Запертая с вечера дверь была раскрыта настежь! И тут хозяйка, наконец, озадачилась:

— А куда она меня везёт? Господи, помоги!

«Средство передвижения» остановилось. Женщина, вцепившись одной рукой в древко, другой судорожно перекрестилась. Метла пропала. А сама она лежала на кровати, рядом, отвернувшись, посапывал муж. Обрадовалась:

— А-а, так это мне приснилось!

Утром хозяйка при свете солнечных лучей посмотрела в угол спальни. Не видно. Подтащила тумбочку и стул, взгромоздилась на них, подняла голову. Так и есть! Мелкая сеть трещинок, маленькая паутинка. Она увидела их ночью в темноте, а днём не смогла разглядеть при солнце, стоя на полу! Нет, не снился полёт на метле!

Потом она ходила в зазеркалье. Засыпая, уже чувствовала какой-то холодок внутри. Ночью вставала, подходила к зеркалу, поднимала ногу и делала шаг в его сторону. Так люди заходят в ванну, наполненную водой. Или окунаются в речку.

Первый поход не понравился. Она попала в чужую страну. Там никто не видел её, не обращал внимания. Люди ели, разговаривали на незнакомом языке. Молодые девушки, взрослые женщины качали детей, стирали белье и чистили обувь. Она ходила и была лишней, ненужной. Не дай Бог остаться тут навсегда! Вновь подошла к зеркалу, шагнула в него и вышла у себя в коридоре. Прошла в спальню и тихонько прилегла рядом с мужем. Он ворочался и стонал. Видно, снилось что-то кошмарное.

Потом такие походы стали регулярными. Утром вставала уставшая, сонная. Ещё бы, всю ночь пролетать, проходить! Каждая жилочка тела просила отдыха, а нужно было готовить, ходить на работу, стирать, прибирать…

Однажды на работе оглядела своё лицо в маленьком зеркале повнимательней и увидела горестные морщинки, дряблую кожу, покрасневшие веки. Дома за ужином посмотрела на всё семейство: муж хмуро ел, едва ли чувствуя вкус того, что ему положили в тарелку. Сын сонно моргал и cутулился, как старичок. Кот лежал около плиты, вялый, похудевший. И неожиданно молодо блестели глаза у бабушки, на посвежевшем лице появился… румянец!

Вечером был тяжёлый разговор с мужем. Нет, в деревню старушку отправлять, конечно, нельзя: возраст преклонный, ухода там никакого. Вёдра с водой ей просто не поднять, печь не вытопить. Но вот самим надо срочно съездить в отпуск и хорошенько отдохнуть. А родственницу на это время положить в хорошее платное отделение по уходу за престарелыми. Двоюродная бабушка была очень недовольна, но её единственные родственники сделали, как решили.

Через три недели из отделения по уходу пришла телеграмма о её смерти. Прервав отпуск, семейство вернулось с берега Чёрного моря домой. Сделали всё необходимое. Увидели в гробу сморщенную старушку, как раз в таком виде, какой она была в деревне.

После похорон кошмары продолжались. В очередной раз посетив зазеркалье ночью, женщина задумалась. Так крепко, что чуть не попала под автобус, когда полусонная шла на работу. Визг тормозов около неё заставил отпрыгнуть. И тут же пришло решение: «Надо избавиться от бабушкиного зеркала!»

Легко сказать, избавиться! Разбить нельзя. Кто зеркало разобьёт, тот семь лет проживёт в бедах. Старые люди говорят, что если даже нечаянно получилось, и то надо сказать: «Зеркало разбивается, беда рабы (имя) не касается». Продать? Рама-то дорогая, красивая, да зеркало старое, кому такое нужно? И что будет с тем, кто купит? Может, просто вынести – и будь, что будет?

Вернувшись домой, хозяйка решительно сняла вещь со стены и сама отнесла на вокзал. Поставила стеклянной поверхностью к стене. Ещё раз обтёрла, чтобы убрать с резной рамы отпечатки пальцев, затем осторожно помыла стекло. И, вновь прислонив к стене, ушла, не оглядываясь. Дома она застала спящих мужа и сына. Даже не поели! Кот приподнял голову, глянул и снова закрыл глаза. Она прошла в спальню, прилегла прямо в одежде и тоже заснула.

Субботним утром у соседей за стеной громко заиграло радио. Тюлькины проснулись через полсуток! Дружно прошли на кухню, улыбаясь, принялись завтракать. Сын сел делать уроки, муж взялся пылесосить, кот бодро, как раньше, вспрыгнул на шкаф. Женщина пошла и сделала себе пенную ванну. Лежала в ней довольная, отдохнувшая…

Снова сын жил в собственной комнате. Повеселел кот. Шёрстка заблестела, аппетит вернулся, желание резвиться тоже возвратилось. Мальчик с животным опять вечерами играли и бегали по всей квартире. Спокойно спали ночами супруги.

Через пару недель, просматривая вечером газеты, хозяйка прочитала объявление: «Продаётся зеркало в старинной раме. Недорого». Позвала мужа:

— Вань, иди-ка сюда! Посмотри, что я в газете нашла!

Тот зашёл на кухню, сладко потянувшись, сказал:

— Что там? А, про зеркало? Продают? Ну-ну… Ты давай закругляйся с чтением, да пойдём в спальню.

И, запустив ей руку за пазуху, ласково заглянул в глаза:

— Эх, какая ты у меня сдобная, Татьянушка! Ну их, эти газеты! Пойдём-ка!

Добавить комментарий